ВЫЖИВУТ ТОЛЬКО БОЛЬШИЕ

22.03.2013
НАЧАТОЕ ИНОСТРАНЦАМИ УКРУПНЕНИЕ НА УКРАИНСКОМ РЫНКЕ ПОЗВОЛИТ ИМ ПЕРЕСТРАХОВАТЬСЯ ОТ БАНКРОТСТВА: ЧТОБЫ НЕ СПРОВОЦИРОВАТЬ ПАНИКУ СРЕДИ ВКЛАДЧИКОВ, ГОСУДАРСТВО БУДЕТ ВЫНУЖДЕНО ИХ СПАСАТЬ В перспективе консолидация финучреждений должна принести дивиденды не только их акционерам, которые смогут сэкономить на содержании подконтрольных структур, но и клиентам. Крупным банкам проще диверсифицировать риски, как правило, они имеют доступ к более дешевому фондированию, а значит смогут предлагать доступные кредиты. «Однозначным негативом в такой ситуации становится рост влияния таких банков на систему, а также масштаб последствий в случае их банкротства. Фактически они становятся слишком большими, чтобы разориться. В случае проблем государство просто обязано их спасать независимо от величины необходимых затрат», — объясняет Анастасия Туюкова , старший аналитик Dragon Capital.  

НАЧАТОЕ ИНОСТРАНЦАМИ УКРУПНЕНИЕ НА УКРАИНСКОМ РЫНКЕ ПОЗВОЛИТ ИМ ПЕРЕСТРАХОВАТЬСЯ ОТ БАНКРОТСТВА: ЧТОБЫ НЕ СПРОВОЦИРОВАТЬ ПАНИКУ СРЕДИ ВКЛАДЧИКОВ, ГОСУДАРСТВО БУДЕТ ВЫНУЖДЕНО ИХ СПАСАТЬ

МАССОВЫЙ исход иностранных банков с украинского рынка, начавшийся в 2012 году, набирает обороты. Доля банков с западным капиталом в Украине, по оценкам финансистов, уже в ближайшие пару лет может сократиться до 10%, то есть вернуться к показателю начала двухтысячных годов.

МАНИЯ ВЕЛИЧИЯ

«В 2013-2014 годах рынок могут покинуть дочерние структуры греческих и кипрских банков, что обусловлено сложной ситуацией в банковском секторе

у них на родине. Также мы знаем, что планируется продажа некоторых других банковских учреждений, но их названия пока не оглашаются публично», — говорит партнер департамента корпоративных финансов «Делойт» Дмитрий Ануфриев. Так, в начале года заговорили о намерении Николая Лагуна приобрести Сведбанк («дочку» шведской Swedbank АВ), а буквально на днях стало известно о возможной продаже Platinum Bank, принадлежащего фонду прямых инвестиций Horizon Capital.

Нерезидентам становится сложно работать в Украине не только из-за домашних проблем (европейские банки остро нуждаются в капитале для выполнения нормативов Базель III), их не устраивают и украинские реалии. «В том числе продолжающаяся стагнация отечественной экономики и сложная операционная среда: недостаточная защита прав кредиторов, несовершенство отечественной судебной системы, специфика менталитета заемщиков и запрет валютного кредитования», — объясняет заместитель исполнительного директора Независимой ассоциации банков Украины (НАБУ) Елена Ефремова.

Активы, ставшие ненужными западным толстосумам, охотно выкупают украинские и российские инвесторы, намереваясь слить их с уже принадлежащими им банковскими структурами. Экс-глава УкрСиббанка Александр Адарич в прошлом году приобрел сразу два финучреждения — шведский СЕБ банк (на его базе создан Фидо-банк) и австрийский Эрсте Банк. Их объединение под брендом «Фидобанк» начнется уже во второй половине этого года. «Смарт-холдинг» Вадима Новинского планирует слияние сразу трех финучреждений — банка «Форум», БМ Банка и Юнекс Банка. По такой же схеме будет действовать и Николай Лагун: процесс интеграции принадлежащих ему Дельта Банка и Кредитпромбан-ка может быть завершен еще до лета. В перспективе к ним может быть присоединен и Сведбанк. О размерах своих детищ задумываются и западные акционеры. В конце прошлого года слились воедино «дочки» французской Credit Agricole — ПАО «Креди Агриколь Банк» и «КИБ Креди Агриколь», что позволило им выйти на 19-е место по размерам активов в рейтинге НБУ (на 1 октября 2012 года банки занимали 30-е и 44-е места соответственно). Слияние Укрсоцбанка и УниКредит Банка (оба входят в международную группу UniCredit), запланировано на первое полугодие 2014 года. Уровень концентрации отечественного банковского сектора сейчас вполне сопоставим с показателями соседних стран. К примеру, в Польше и России на топ-десятку банков приходится порядка 60% активов, в Украине — 52%.

В перспективе консолидация финучреждений должна принести дивиденды не только их акционерам, которые смогут сэкономить на содержании подконтрольных структур, но и клиентам. Крупным банкам проще диверсифицировать риски, как правило, они имеют доступ к более дешевому фондированию, а значит смогут предлагать доступные кредиты. «Однозначным негативом в такой ситуа-

ции становится рост влияния таких банков на систему, а также масштаб последствий в случае их банкротства. Фактически они становятся слишком большими, чтобы разориться. В случае проблем государство просто обязано их спасать независимо от величины необходимых затрат», — объясняет Анастасия Туюкова, старший аналитик Dragon Capital.

СТРАХОВЩИКИ РЕШИЛИ ПОДОЖДАТЬ

В то время как западные банки толпятся у выхода с рынка, иностранные страховщики демонстрируют редкостную усидчивость. За время кризиса Украину покинули всего три западные СК.

По данным Лиги страховых организаций Украины (ЛСОУ), удельный вес иностранного капитала на отечественном страховом рынке остается неизменным. На начало 2013 года у нас работали 112 иностранных страховщиков (всего зарегистрировано 414 СК).

Лояльность западных страховщиков к отечественному рынку объясняется спецификой бизнеса. «Когда начался кризис, банки получили огромные портфели проблемных кредитов. Шансы вернуть их очень малы. В итоге банкам приходилось создавать значительные резервы и нести огромные убытки. Цена выхода с рынка постоянно возрастала. У страховщиков иная ситуация: они собирали деньги с клиентов. Как следствие, у компаний нет «плохих» долгов и убытков, которые бы ставили под угрозу их существование», — говорит генеральный директор подразделения Центральной и Восточной Европы QBE Insurance Group Олег Сосновский. Да и суммы иностранных инвестиций (а следовательно, генерируемых убытков) в банковский и страховой сектора несопоставимы. Объем вложений нерезидентов в украинский страховой рынок на начало 2013 года —468,3 миллиона евро.

Практически такую же сумму (493 млн. евро) в 2008 году итальянская Intesa Sanpaolo заплатила только за контроль над одним Правэкс-Банком. Общий объем иностранных инвестиций в украинский банковский рынок превышает 69 млрд. грн. (порядка $8,5 млрд.). «Западные акционеры страховых компаний несут не сотни миллионов убытков, а в худшем случае — $1-2 млн. ежегодно. Для крупных финансовых групп это «карманные» деньги. Выход с рынка будет стоить гораздо дороже. Негативная реакция частных инвесторов, падение стоимости акций могут нанести гораздо больший ущерб репутации и финансовому положению компании, чем потери от деятельности в Украине», — считает генеральный директор СК «Allianz Украина» Гарри Андреасян. Но, главное, что в отличие от банков покупателей на страховые компании сейчас не найти. Иначе западные толстосумы уже давно избавились бы от активов в Украине.

"Поэтому вряд ли стоит сомневаться в прерогативе "медведей", - добавила она.