Полотно для инвестиций

30.07.2007
| Инвестиционная Газета

"Инвестиционная Газета"

30 июля 2007 г.

Годовой объем мирового рынка антиквариата достигает $27 млрд. Украинский объем рынка составляет менее $200 тыс.

Рост цен на произведения искусства привел к появлению на западном финансовом рынке новых игроков. За последние три года было создано несколько инвестиционных фондов, вкладывающих средства исключительно в предметы искусства. У истоков создания таких хедж-фондов стоят преимущественно люди, работавшие раньше в крупных аукционных домах. Первый фонд, созданный в Лондоне три года назад – Fine Art Fund, – детище бывшего финансового директора аукционного дома Christie’s International Филиппа Хоффмана. Только за первый год его работы средний доход от операций с предметами искусства превысил 50%. Несмотря на высокие риски, инвестиции в предметы искусства или старины претендуют на роль самых доходных в течение следующих десятилетий. В Украине подобные вложения расцениваются пока исключительно как хобби и являются прерогативой наших богатых соотечественников. Не исключено, что через несколько лет именно они составят костяк управляющих хедж-фондов.

Время – деньги

Офис инвестиционной компании Dragon Capital в полной мере характеризует сферу деятельности компании. Коллекция денежных знаков Украины и России длительное время украшает стены помещения. На протяжении многих лет управляющий директор компании Томаш Фиала (чех по национальности) собрал коллекцию из более чем 300 единиц денежных знаков, облигаций, векселей и других ценных бумаг. «Венец» коллекции – облигации Ротшильдов, выпущенные в России в 1822 году. Впрочем, коллекцию технически сложно назвать инвестицией: изначально цели собирательства были другие, да и оценке вещи поддавались разве что при покупке. На вопрос, инвестирует ли Dragon Capital в предметы искусства, в компании отвечают «нет», поскольку у фонда прямого инвестирования и управляющей компании другие приоритеты и стратегии. В то же время в компании не скрывают, что собранная коллекция антиквариата существенно поднялась в цене за последнее десятилетие и со временем вполне может быть расценена как выгодная долгосрочная инвестиция.

По данным аналитиков, обеспеченные инвесторы покупают преимущественно живопись, на мировых аукционах более 75% приобретаемых лотов принадлежат кисти художников. Менее привлекательными, но достаточно популярными являются акварель, скульптура, печатные издания, фотографии, предметы церковной культуры, ювелирные изделия. «В Украине инвестиции в искусство вряд ли свидетельствуют о повышении культурного уровня наших соотечественников. Прежде всего, это дань моде и выгодное вложение средств. Инвестирование в предметы искусства является действительно привлекательным и вполне надежным. Интерес к такому виду активов будет только возрастать. К примеру, недавно во время торгов русской живописью и декоративно-прикладным искусством в Нью-Йорке два самых дорогих лота приобрел киевский арт-дилер украинского клиента. А это свидетельствует не только о поклонении искусству, но и, конечно, о финансовой дальновидности покупателя», – говорит заместитель председателя правления АБ «Старокиевский банк» Анатолий Прокопенко.С древних времен коллекционирование предметов искусства считалось прерогативой элиты. На рубеже веков к старым собирателям раритетов присоединились многие политики, крупные промышленники и предприниматели. А в последнее время – и часть инвесторов, рассматривающих рынок искусств как сферу вложения своих капиталов. Если раньше многие западные хедж-фонды до 20% своих инвестиций вкладывали в искусство, то сегодня появились фонды, которые специализируются исключительно на искусстве. В первую очередь это связано с необходимостью диверсификации рисков в традиционных для себя рынках ценных бумаг, недвижимости и т. д. Доходность инвестиций в предметы искусства значительно превышает большинство традиционных финансовых инструментов. Заработать на антиквариате можно от 30 до 1000% от первоначальной стоимости. Конечно, и риски здесь значительные, однако настоящие ценители утверждают, что тот, кто инвестирует в искусство, никогда не поддается собственным эмоциям. К примеру, в фонде Филиппа Хоффмана очень мало картин, которые лично нравятся самому управляющему.

Вклад в будущее

Украинский рынок предметов искусства начал активно развиваться в последние пять лет. Помимо коллекционеров, постоянно интересующихся новинками, на этот рынок вышла новая волна собирателей. «Мне известны несколько частных инвесторов, которые вкладывают деньги в картины украинских и русских художников стоимостью в несколько тысяч долларов, ожидая повышения их рейтинга и, соответственно, стоимости. Стратегия этих людей заключается в анализе рейтинговых таблиц художников и определении авторов с наиболее динамично растущим рейтингом. Как правило, данные инвесторы планируют продавать картины через несколько лет и ожидают прибыль в несколько сот процентов», – говорит специалист департамента инвестиционно-банковских услуг компании Dragon Capital Василий Яблонский. Что касается самих предметов антиквариата, то на современном украинском рынке есть практически все, однако, по оценкам специалистов, наиболее широко представлены живопись, посуда, книги и мебель. Причем большинство предметов относятся к ХIX-XX векам, вещи XVIII столетия появляются очень редко. Из живописи на антикварном рынке особенно много картин XIX-XX веков. Всегда пользуются спросом полотна и рисунки Айвазовского, Шишкина, Тропинина, Клевера-старшего, Занковского и других классиков. Наиболее активно, по прогнозам специалистов, будут дорожать полотна русских мастеров конца XIX – начала XX века: Борис Кустодиев, Василий Поленов – эти имена ласкают слух инвестора. Потенциально интересна и графика конца XIX – начала XX века. Гарантией мирового интереса к произведениям какого-либо автора будет служить то, что они представлены в музеях и признаны критиками. Эффект неразвитости Спада на антикварном рынке в ближайшие годы специалисты не прогнозируют: стабильный и стремительный рост цен продолжится. Причем по тем же направлениям, что и раньше: наиболее интенсивно будет дорожать русское искусство. Западные предметы старины надежнее, но цены на них растут не так быстро. Обещает ярко проявить себя искусство Востока. Азарт инвесторов подстегивает и недооцененность шедевров из развивающихся стран по сравнению с раскрученными мировыми брендами. Совсем недавно в Индии было сформировано несколько инвестиционных фондов, которые занимаются вложениями в работы индийских художников. В июле прошлого года крупнейший индийский аукционный дом Osian’s начал управлять одноименным фондом. При этом минимальный инвестиционный взнос составляет $21,8 тыс. Osian’s собирается инвестировать в произведения 325 молодых индийских художников, из которых 120 имеют достаточно ликвидный рынок. Osian’s ожидает, что ежегодно фонд будет приносить почти 30% прибыли. В своих прогнозах фонд исходит из того, что в среднем цена одного лота современного индийского искусства на аукционе Osian’s растет на 100% ежегодно в течение последних трех лет.Китайцы не менее инвестиционно привлекательны. Разница в стоимости произведений искусства западных и китайских художников еще довольно велика. К примеру, цены на живопись Пикассо достигают девятизначных чисел, в то время как цены на работы художника Чжан Да-цянь, известного как «китайский Пикассо», не превышают $1 млн. Эксперты уверены, что произведения Чжан Да-цянь в конечном счете поднимутся в цене.

Рынок без хеджа

Пока украинцам доступно гораздо меньше инвестиционных инструментов, чем европейцам или россиянам. Последние, к примеру, сейчас могут играть на курсах акций (в том числе посредством Интернета), вкладывать в хедж-фонды и общие фонды банковского управления. Хедж-фонды отличаются от обычных инвестфондов тем, что не обязаны следовать инвестиционной декларации (то есть диверсифицировать портфель вложений) и могут инвестировать деньги вкладчиков во что угодно. Однако порог вхождения в хедж-фонд гораздо выше, чем в инвестиционный фонд. К примеру, чтобы стать участником фонда Хоффмана, необходимо выложить сразу $250 тыс. «Украинские компании сталкиваются с хедж-фондами в основном при организации фондирования на внешнем рынке или при размещении локальных облигаций, когда данные фонды заходят в Украину с гривной. Что касается организации в Украине местных хедж-фондов, то более вероятен сценарий, при котором украинский рынок пойдет по пути создания представительств этих иностранных фондов, имеющих в управлении громадные капиталы», – считает председатель наблюдательного совета Правэкс-Банка Степан Черновецкий. По мнению стратегиста ИК «Тройка Диалог Украина» Максима Бугрия, «для хедж-фондов украинский рынок еще недостаточно ликвиден, поскольку этим фондам нужно проводить операции на рынке оперативно и в достаточно больших объемах. В то же время иностранные хедж-фонды активно инвестируют в украинские акции как высокодоходные рискованные активы». При этом иностранные хедж-фонды, инвестирующие именно в предметы искусства, в Украине вряд ли появятся. Картины украинских художников продаются в среднем за $10-15 тыс., стоимость лишь некоторых достигает $100 тыс. (например, работы Яблонской). Дороже бывает очень редко, и именно поэтому западные фонды вряд ли будут заинтересованы в украинском искусстве. Информация о создании собственных подобных хедж-фондов по примеру Индии на рынке отсутствует. Нерешенным вопросом остается также запрет на вывоз поризведений искусства из страны, что является дополнительным фактором, который может «отпугнуть» западные фонды. «Возможен интерес российских фондов, ведь в Украине можно купить предметы русского искусства на аукционах и попытаться получить прибыль от разницы их стоимости в Украине и России. Также размеры активов российских фондов меньше, чем международных, что может подтолкнуть их инвестировать в предметы искусства с более низкой стоимостью», – отмечает Василий Яблонский. Проблема, по мнению эксперта, также в небольшом объеме этих инвестиций. Западным фондам, которые хотели бы инвестировать в предметы искусства в Украине, пришлось бы составлять свой инвестиционный портфель из множества недорогих объектов, что очень трудоемко. «Западные хедж-фонды, которые инвестируют в альтернативные классы активов (в том числе в предметы искусства), предпочитают покупать картины того же Моне за несколько миллионов долларов, нежели сотню картин менее известных авторов. Это сокращает затраты и уменьшает риски. Моне вряд ли потеряет в цене, а с более мелкими авторами это вполне может произойти», – заключает г-н Яблонский. Риски потенциальных инвесторов в Украине связаны не только с определением адекватной, справедливой цены, но и с ликвидностью приобретаемого произведения искусства. Начальник отдела рейтингов промышленности и сферы обслуживания рейтингового агентства «Кредит-Рейтинг» Дмитрий Мельник отмечает, что непрозрачность рынка, его непредсказуемость, а также сложность оценки стоимости предметов искусства существенно ограничивают круг потенциальных инвесторов. «В Украине большинство предметов искусства приобретаются преимущественно некоммерческими организациями и поэтому не могут рассматриваться как объекты инвестирования. В частности, в инвестиционных портфелях клиентов рейтингового агентства «Кредит-Рейтинг» практически отсутствуют произведения искусства, большинство из них отдает предпочтения традиционным объектам инвестирования – акциям и облигациям», – говорит Дмитрий Мельник. Растущий спрос «Для меня инвестиции в искусство – это две составляющие: прежде всего – эмоциональная, а также материальная. Если говорить об эмоциональной стороне, то это инвестирование в то, что нравится, в то, что приносит удовольствие. Для меня таким источником эстетического и эмоционального удовольствия является живопись. Как украинец, я в первую очередь интересуюсь украинским искусством, творчеством украинских художников. Тем более что в последние три-четыре года на предметы искусства, в частности на картины украинских живописцев, отмечается просто ажиотажный спрос. И здесь мы можем говорить о второй составляющей инвестирования в предметы искусства – материальной, ведь это своего рода капиталовложение, и довольно прибыльное», – рассказывает инвестиционный управляющий, член наблюдательного совета ИФГ «Сократ» Роман Сазонов. По его словам, картины, написанные украинскими художниками 50-100 лет назад, сейчас очень сложно найти в свободном обращении, ведь их становится все меньше и меньше. Их большая часть уже находится в частных коллекциях, что и ведет к колоссальному росту цен на них. В подтверждение этому последние три года наблюдается увеличение количества аукционных домов. Если пять-семь лет назад проводились два-три аукциона в год, то сейчас – восемь-десять. При этом суммы продаж достигают $3 млн. за каждый отдельный аукцион. На вторичном рынке (продажи через магазины и дилеров) объемы продаж еще выше – около $100 млн. «Кроме того, в последние два-три года наблюдается практически двукратный рост рынка предметов искусств. По моим оценкам, его объем сегодня составляет не менее $1 млрд.», – говорит Роман Сазонов. В среднем предметы коллекционирования на украинском антикварном рынке по сравнению с Россией и Западом недооценены на 100-200%, констатируют эксперты. Существуют и локальные различия. К примеру, в сегменте живописи разница в стоимости картин в Украине и России известных российских и украинских художников XIX-XX веков может составлять до 150% в пользу России. По другим направлениям разница в стоимости в Киеве и в Москве может быть еще больше в пользу Белокаменной. Начальник отдела рейтингов финансового сектора рейтингового агентства «Кредит-Рейтинг» Андрей Коноплястый считает, что перспективы развития хедж-фондов, специализирующихся на предметах искусства, в Украине все же есть. «Украинская экономика сегодня находится на довольно умеренном уровне развития. Еще одним положительным фактором для роста может стать вступление Украины в ВТО, как это уже произошло с Вьетнамом, фондовый рынок которого начал стремительно расти именно после вступления в эту международную организацию в январе 2007 года», – говорит он. По мнению Степана Черновецкого, спроса среди украинцев на хедж-фонды, инвестирующие в искусство, стоит ожидать не раньше чем через три-пять лет.