Отложенный спрос

12.09.2011
| ИнвестГазета
«Внутреннее потребление домохозяйств в этом году активно растет. Об этом свидетельствует статистика потребления, доходов, зарплат и розничного товарооборота», — убеждает Елена Белан , главный экономист Dragon Capital.

Экономические успехи правительства — под сомнением. Падение производства пищевой отрасли — явный признак того, что доходы населения падают вместе с уровнем жизни.

Не исключено, то скоро в аудиториях экономических факультетов студенты будут изучать новый предмет — «экономика парадоксов». Да и какое определение можно дать экономике, при которой доходы простых жителей растут, спрос населения становится главным двигателем экономики, но холодильники украинцев — пустеют.

За кейсами далеко ходить не нужно. Феномен такой экономики уже сегодня можно наблюдать в Украине. Еще недавно и простые граждане, и производители в нашей стране смотрели на жизнь с оптимизмом. Но теперь на их лицах — беспокойство. Неуверенность в завтрашнем дне помножилась на инфляцию и вылилась в падение уровня жизни среднестатистического украинца. Рост уровня бедности бьет по позициям украинских компаний. О проблемах уже заявили производители мяса, молока, сыров, алкоголя и даже конфет. «Обещанный» очередной скачок цен на продукты осенью может сделать скрытые тенденции падения уровня жизни в нашей стране очевидностью.

Стали меньше ЄСТЬ... «Мы провели исследование, какие продукты сейчас самые популярные на рынках, что больше всего покупают люди. Так вот: это сало, овощи и хлеб. Украинцы перешли на самые дешевые продукты», — говорит Людмила Дрыгало, гендиректор компании «Дрыгало» (производитель замороженных полуфабрикатов). Она давно обеспокоена плохой динамикой потребления в Украине. Рынок значительно просел еще во второй половине 2008 года, с началом финансового кризиса, и оставался на этом низком, но стабильном уровне на протяжении 2009 и 2010 годов. Но показатели 2011-го все равно застали ее врасплох — спрос снизился еще на 10%. Даже с учетом того, что в сентябре рынок отыграл 5%, спросу далеко до докризисных лет, говорит топ-менеджер.

Как и в случае с продукцией Дрыгало, реальные результаты на рынке, на котором работает Галина Коренькова, гендиректор ассоциации «Укрпиво», также оказались хуже самых пессимистичных прогнозов. «В начале года я прогнозировала рост пивного рынка на 1,5% по сравнению с 2010-м. Тогда этот прогноз называли чересчур консервативным — все ожидали значительного роста. Но результаты за январь-август 2011 года — это минус 2% к показателям 2010-го, — говорит Коренькова, компания которой объединяет около 80% производителей пива в Украине. — Если рынок все-таки покажет эти +1,5%, которые я прогнозировала,- это будет очень хороший результат».

Кабинет Министров спешит отчитаться об экономическом росте и росте благосостояния граждан. Но вот уже полгода отрасль, которую можно назвать индикатором благосостояния украинцев и которую когда-то считали двигателем экономического роста — пищевая промышленность Украины — переживает падение. С января по июль 2011 года объемы производства в ней уменьшились по сравнению с январем-июлем 2010 года на 3,2%. При этом производство напитков упало на 9,2%, производство в кондитерской отрасли - на 5,4%, переработка молока - на 5,9% соответствен-

но и т.д.. «Падение физических объемов производства еще больше, — говорит Мария Колесник, директор аналитического департамента консалтингового агентства ААА. — Рост цен на товары частично перекрывает падение производства в натуральном выражении». Для этого падения есть много причин.

8 случае с сыром «подкачала» Россия. Закрыв свой рынок для некоторых украинских производителей этой продукции, она значительно сократила их рынок сбыта. И поскольку внутренний рынок сыра насыщен, то, говорит Мария Колесник, наращивать объемы производства без каких-либо новых рынков нецелесообразно. Производители шоколада и кондитерской продукции до сих пор расхлебывают последствия кризиса, ведь они не являются продуктами первой необходимости (хотя в компании Nestle, к примеру, нам сообщили о росте производства кондитерского производства за первые полгода 2011 года на невероятные 50% в деньгах). Наконец, в случае с молоком «виновато» поголовье крупного рогатого скота, которое стабильно уменьшается уже ряд лет.

Но в большинстве своем все производители среди причин падения главной называют слабый потребительский спрос. «Покупательная способность потребителей низкая, поэтому спрос на мясную продукцию невысокий. Вероятно, производители будут сокращать производство, ведь дешевого сырья нет, а продать колбасу из дорогого сырья сложно», — рассуждает о будущем рынка мяса Елизавета Святкивская, исполнительный директор Украинского клуба аграрного бизнеса (УКАБ). Об этой же причине говорит и Галина Коренькова из «Укрпива», и представители молочной промышленности. «Молочное сырье в Украине существенно подорожало — активный рост цен наблюдается с начала лета. Но исходя из низкой покупательной способности населения, повышать цены на молочную продукцию можно лишь до определенной границы. Высокую цену потребитель просто не сможет платить», — говорит Вячеслав Реков, генеральный директор компании «Милкиленд-Украина». В целом, согласно июньскому исследованию компании GFK Ukraine, в первом квартале текущего года процент украинцев, которым хватает средств лишь на еду, а купить себе одежду или обувь они могут лишь заняв или сэкономив на чем-то, выросло с 22 до 27%. Число граждан, которым не хватает денег даже на еду, увеличилось с 9 до 11%.

...НО больше тратить? Как ни парадоксально, но официальная статистика Украины говорит о том, что никаких проблем с внутренним спросом, то есть с покупательной способностью украинцев, в стране нет. Напротив, Госкомстат называет его едва ли не новым двигателем украинской экономики. Согласно статистике, реальный располагаемый доход населения, определяемый с учетом роста цен, в первом квартале 2011 года вырос на 8,7%, а доля потребления домохозяйств в ВВП составила впечатляющие 12,7%. «Внутреннее потребление домохозяйств в этом году активно растет. Об этом свидетельствует статистика потребления, доходов, зарплат и розничного товарооборота», — убеждает и Елена Белан, главный экономист Dragon Capital.

Но этому парадоксу у экономистов есть свое объяснение. Дмитрий Боярчук, директор CASE-Украина, говорит об эффекте мегамаркетов. «С развитием крупных торговых центров люди стали больше скупаться не на рынках и в несетевых магазинах возле дома, а в торговых сетях. Это может быть одной из причин, по которой Госкомстат показывает столь позитивную динамику», — говорит Боярчук. Но не исключает он и другого. «Украинцы привыкли к тому, что роет доходов — это рост на уровне 40-50%, как это было в Украине до кризиса, — говорит он. — На этом фоне нынешний, очень скромный рост благосостояния многие украинцы психологически не считают за рост».

Главным аргументом в пользу последнего довода называют динамику роста розничной торговли в нашей стране — по результатам семи месяцев он составил 15%. И то, что падает динамика производства в пищевой промышленности, Елена Белан объясняет просто: украинцы стали покупать больше товаров длительного пользования или переходят на импорт.

Скупать дорогое и долговечное наших соотечественников могут стимулировать инфляция и «горячие» деньги. Формально два летних месяца роста цен в стране не происходило. Наоборот — за счет рекордного урожая овощей в июле наблюдалась дефляция (снижение цен на 1,3%), утверждают свежие отчеты Госкомстата. Но каждый, кто регулярно ходит за продуктами, вряд ли согласится с ними. Сотрудники госоргана, к примеру, говорят, что в августе цены на молоко выросли всего на 1%, хотя реально цена за это время выросла практически на треть. «За последний месяц стоимость сырого молока (у производителей) увеличилась на 30%... Понятно, что хотя и не пропорционально, но выросли и розничные цены на молочные продукты», — цитируют СМИ председателя совета директоров компании «Милкиленд Украина» Анатолия Юркевича.

На фоне инфляции — и реальной, и ожидаемой — украинцы спешат потратить деньги, прежде чем они обесценятся. Особенно ввиду того, что сегодня под вопросом обменный курс не только гривни, но и евро, и доллара. «В ситуации, когда население не знает, какой валюте можно доверять, оно спешит вложить деньги в реальные предметы потребления», — констатирует Дмитрий Боярчук. Причем вложить не только свой текущий доход, но и то, что лежит «под матрацем». В то время как реальный располагаемый доход, согласно Госкомстату, в первом квартале вырос на 8,7%, расходы населения за тот же период увеличились на 19,8%, а сбережения сократились на 14,5%. Но ведь еще недавно украинцы пережили сильнейший финансовый кризис, поэтому сейчас должны были бы увеличивать свои сбережения. Но происходит наоборот. А это означает, что либо населению уже не хватает текущих доходов и оно начинает финансировать свои расходы за счет сбережений, либо спрос подталкивает инфляция.

Весь фокус в импорте Даже если Госкомстат прав и внутренний спрос действительно растет, «воспользоваться» им все равно не могут не только многие производители продуктов питания, но и товаров долгосрочного пользования.

Татьяна Изовит, исполнительный директор ассоциации «Укрлегпром», просто негодует. В «подотчетном» ей секторе легкой промышленности в прошлом году импорт рос в 2,5 раза быстрее, чем экспорт, в нынешнем году — в два раза быстрее. В результате если раньше на двух жителей Украины производилось 10 единиц одежды и восемь пар обуви, то сегодня — по одной паре.

Статистика по многим другим отраслям все та же: рост импорта во внутреннем потреблении украинцев. По словам Елены Белан, в первом квартале 2011 года доля импортных товаров в структуре розничного товарооборота увеличилась до 36,1% с 33,4% в первом квартале 2010-го. То есть даже тот скромный прирост доходов, который наблюдается в Украине, идет в карман производителей других государств.

Дмитрий Боярчук убежден, что ключевой причиной такой динамики является цена. «Из-за сильной инфляции украинские товары начинают проигрывать иностранным не только по качеству, но и по цене. Устаревшие мощности, дорогое сырье приводят к высокой себестоимости отечественной продукции», — говорит он. Но многие производители с ним не согласны. Главный бич легкой промышленности — контрабанда, говорит Александр Соколовский, президент «Укрлегпрома». «По нашим оценкам, потребление товаров легкой промышленности в Украине находится на уровне $10 млрд. в год, но официальная статистика показывает только $1,5 млрд. То есть почти 90% рынка находится в тени», — говорит он. И эта «тень» попадает в страну за счет контрабандных — а значит, более дешевых — поставок импорта. По данным украинской статистики, в прошлом году Киев импортировал из Италии в 10 раз меньше обуви, чем, по данным итальянской статистики, Италия экспортировала в Украину.

Производители мебели и продуктов питания видят проблему в низком уровне защиты рынков и неравных условиях для работы по сравнению с импортерами. Сергей Верминский, вице-президент Украинской ассоциации мебельщиков, отмечает, что после вступления нашей страны в ВТО мебель в нее завозится по нулевой таможенной ставке. «Но комплектующие для производства мебели облагаются пошлиной от 1 до 40%. Такая несправедливость лишает любого смысла организацию производства внутри нашей страны», — говорит он. В связи с этим на прошлой неделе главы большинства украинских ассоциаций даже подписали совместную петицию к премьер-министру с просьбой усилить протекционистские меры и пересмотреть условия вступления Украины в ВТО.

Идти на поводу у производителей премьер, очевидно, не будет. В таком случае Киеву пришлось бы начать заново переговоры по созданию углубленной зоны свободной торговли с ЕС. Но на них уже ушло три года, Украина вышла на финальный этап, и рисковать ЗСТ сегодня правительство, вероятно, не станет. К тому же большинство проблем производителей связаны все же не столько с тарифными методами и ВТО, сколько с внутренним регулированием в Украине, невозвратом НДС и банальной коррупцией.

Но на проблемы производителей все же стоит обратить внимание. «Мы получаем много заявок на поиск предприятий пищевой отрасли для приобретения зарубежными инвесторами. Они бы не вкладывали в бесперспективную отрасль», — говорит Виктор Валеев, вице-президент Международной торговой палаты в Украине. Но падение уровня доходов среди украинцев и наплыв импорта могут окончательно свести инвестиционную привлекательность пищевой и легкой промышленности в Украине на нет, В условиях, когда поток инвестиций в страну почти иссяк, а внутреннему спросу угрожает дальнейшее падение, рисковать жизнеспособностью промышленности для Николая Азарова — слишком большая роскошь.