Меж двух огней

14.03.2014
| Инвестгазета
Томаш Фиала , гендиректор инвест-компании Dragon Capital , напоминает, что если бы мы перестали покупать российские товары, больше пострадала бы российская сторона. Но беда в том, что для Украины критично важен импорт энергоносителей, в первую очередь газа.

После окончания саммита Россия-ЕС в январе этого года глава российского государства обещал вести дела с любым украинским правительством, «какие бы политические силы не были во главе Украины». Уже через полтора месяца РФ отказалась признать новую украинскую власть и даже не признала в ней субъекта, от имени которого были заключены все прежние договоры.

12 марта украинский МИД потребовал от России выполнять положения Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и РФ от 31 мая 1997 года. Прежде всего, из-за фактического одобрения Кремлем отделения Крыма. Но в Москве давно забыли о том, что обещали руководствоваться исключительно экономическими интересами. Тем более что санкции экономического характера регулярно применяются в угоду политическим целям РФ. Торговая война, развернувшаяся в августе прошлого года как ответ на возможное участие Украины в зоне свободной торговли с ЕС, продолжается до сих пор. Мало того, последние события грозят чуть ли не полной остановкой всех внешне-экономических контактов между двумя странами. Сумеет ли Украина восполнить эти потери, переориентировавшись на другие рынки?

Восточный фронт

Прошлым летом весь украинский экспорт в Россию был остановлен на неделю. После этого отдельные торговые санкции применялись к производителям кондитерской продукции, фарфора, отдельных видов стекла, вагонов и труб. В результате, по данным Госстата, экспорт украинских товаров в Россию за прошлый год сократился на 14,6% - с $17,6 до $15 млрд. Примерно в том же объеме сократился и импорт.

Эта тенденция сохраняется и в 2014-м. Российские таможенные органы отмечают снижение импорта украинских товаров в январе более чем на треть по сравнению с прошлогодним январем - до $698,3 млн. Российский экспорт в Украину практически не изменился и составил $1,95 млрд. В результате торговое сальдо - в пользу России — составило $1,25 млрд. против $837 млн. годом ранее.

Томаш Фиала, гендиректор инвест-компании Dragon Capital, напоминает, что если бы мы перестали покупать российские товары, больше пострадала бы российская сторона. Но беда в том, что для Украины критично важен импорт энергоносителей, в первую очередь газа.

Поэтому неудивительно, что вслед за обострением ситуации в Крыму Россия прибегла к излюбленным приемам эконмической войны. 5 марта президент РФ Владимир Путин посчитал, что ситуация в Украине может негативно повлиять на рынок Таможенного союза, и призвал партнеров по ТС проработать меры по защите товаропроизводителей и экспортеров.

Андрей Илларионов, старший научный сотрудник института Cato (США), не верит, что полное прекращение торгового сотрудничества с Россией возможно. Однако считает, что Украине необходимо последовательно работать над переориентацией торговых потоков, снижая уровень зависимости от северного соседа. Возможности этого наглядно продемонстрировали Молдова и Грузия.

Безусловно, существенное сокращение торгового оборота с РФ чревато убытками и сокращением производства для украинских предприятий, ориентированных на российский рынок. Поэтому Украина наверняка будет требовать значительной поддержки со стороны своих западных партнеров, в том числе и финансовой. Ведь для поиска покупателей из других стран или переориентации производства нужно время и значительные материальные ресурсы.

Путь на Запад

В прошлый четверг по инициативе правительства Верховная Рада своим постановлением подтвердила курс на интеграцию в Евросоюз и одобрила первоочередные шаги в этом направлении. Среди неотложных мер - просьба об увеличении финпомощи со стороны Европы, в том числе на внедрение положений будущего Соглашения об ассоциации и проведение реформ. Для этого планируется созвать международную донорскую конференцию. Кроме того, США и Европа обещают помочь с возвращением в Украину средств, полученных незаконным путем, а также диверсифицировать источники и маршруты поставок энергоносителей в страну.

Напомним, 6 марта Евросоюз разделил Соглашение об ассоциации с Украиной на две части — политическую и экономическую — и выразил готовность подписать политическую часть до президентских выборов. При этом торговые преференции Киев получит еще до подписания экономической части. Речь идет о решении Еврокомиссии о временной отмене в одностороннем порядке импортных пошлин на украинские товары до 1 ноября 2014 года. То есть, не дожидаясь вступления в силу Соглашения об ассоциации с ЕС, сразу снизить или вообще отменить таможенные пошлины на украинские товары. Европейский комиссар по вопросам торговли Карл де Гюхт надеется, что Европарламент утвердит отмену пошлин на сессии в апреле. За этим должно последовать решение Совета ЕС, после чего оно будет имплементировано.

Ожидается, что в результате отмены пошлин украинские экспортеры сэкономят на снижении тарифов около 500 млн. евро за первый год. Почти 400 млн. евро приходится на аграрный сектор, представители пищепрома сэкономят 53 млн. евро, а текстильщики — 24,4 млн. евро.

Теоретически решение распространяется на 94,7% украинской промышленной продукции. Также будут снижены ставки для некоторых химических продуктов и других товаров. В отношении АПК преференции будут применены к 82,2% украинского экспорта. На первый взгляд, получение выгоды в 500 млн. евро за счет открытия доступа на европейский рынок сопоставимо с объемами поставок в Россию только за один месяц. Но здесь важнее не сиюминутная выгода, а долгосрочная перспектива доступа на рынки Европы. Например, для всего отечественного машиностроения решающее значение имеет не размер пошлин, а соответствие продукции зарубежным техническим регламентам. К примеру, для автотранспорта это, прежде всего, нормы токсичности Евро-5 и Евро-6, которым наши машины не соответствуют.

По мнению руководителя Института экономических исследований и политических консультаций Игоря Бураковского, ввозить в ЕС наши вагоны или продукцию машиностроения возможно, только если такая продукция будет произведена в кооперации с ЕС. Возможно и другое сотрудничество — с Китаем, который давно ищет пути выхода на рынок Евросоюза. Размещение производства в Украине позволит существенно сократить инвестиции для выхода на европейский рынок.

О перспективах говорят и представители сектора FMCG. В частности, Тарас Лукачук, глава правления, генеральный директор региона Украина и новые рынки Восточной Европы и Центральной Азии «Мондэлис Украина», считает, что Украина может стать привлекательной площадкой производства потребительских товаров для Европы за счет низкой себестоимости. «Все производство из Западной Европы переместилось в Восточную, потому что это дешевле. Если рынок откроется дальше на восток, производство переместится к нам», — пояснил он «Инвестгазете». Возможно также открытие украинскими компаниями производств в Европе, как это сделала корпорация Roshen. А вложение денег в создание или расширение производства означает иностранные инвестиции, новые технологии и рабочие места. И даже гарантии безопасности, поскольку свои деньги иностранный бизнес будет защищать, в том числе при поддержке собственных правительств. Наконец, от ЕС вряд ли стоит ожидать надуманных экономических санкций по причине политической «нелюбви». Но до завершения конфликта между Украиной и Россией рисковать деньгами никто не будет.

По данным Госстата, экспорт украинских товаров в Россию за прошлый год сократился на 14,6% - с $17,6 до $15 млрд. Эта тенденция сохраняется и в 2014-м.