Эхо кризиса

08.09.2011
| Инвестгазета
Тяжелая экономическая ситуация в мире ударила не только по финансовым рынкам — вскоре рикошетом она заденет и товарные рынки. Прежде всего — рынки металла. Последние обычно реагируют на ситуацию на финансовых рынках с лагом в шесть-семь месяцев. С учетом того, что финрынки были на пике в марте, по словамглавного экономиста Dragon Capital Елены Белан , коррекцию цен на металлы, в том числе на сталь, стоит ждать в сентябре-октябре.

Развитые страны вновь сползают к рецессии, увлекая за собой и весь остальной мир. Как скажутся на Украине три главных риска, угрожающие мировой экономике?

События этого лета показали, что мы находимся в новой опасной фазе. Ставки ясны: мы рискуем увидеть хрупкое восстановление (мировой экономики) пущенным под откос», — своим зловещим предостережением о перспективе нового мирового кризиса глава МВФ Кристин Лагард всполошила глав центробанков мира, собравшихся на конференцию в американском городке Джексон-Хоул в последние выходные августа.

Несмотря на всю жесткость своей позиции, экс-министр финансов Франции права. Восстановление мировой экономики — вновь под вопросом из-за многочисленных проблем. Чрезмерная скупость в фискальной политике в одних странах, избыточная мягкость властей к финансовому сектору — в других, местами неправильная, местами не доведенная до конца политика рискует свести на нет все восстановление после прошедшего кризиса. В целом это ставит под угрозу мировую экономику, а вместе с ней — и экономику нашей страны. Все «недо-» и «пере-», которые допустят главы центробанков ЕС или США, могут эхом откликнуться в Украине.

Риск 1.

Рецессия в развитых экономиках

От хрупкого восстановления к экономическому спаду. Говорить так сейчас — признак уже не пессимизма, а здорового реализма. По данным за II квартал 2011 года, США, Франция, Германия, Британия и еврозона скатились до таких мизерных темпов экономического роста, что если это продлится еще полгода, их состояние можно будет смело назвать стагнацией. А первая ласточка — Канада — уже и вовсе столкнулась с падением экономики на 0,4% за апрель-июнь. Вероятно, вскоре за бортом окажутся и другие развитые страны. В конце августа большинство экспертов ухудшили ожидания роста как мировой экономики, так и ведущих развитых стран. Так, Citigroup снизила прогноз глобального экономического роста в 2011 году с 3,4 до 3,1%. Аналогичные решения приняли UBS, Societe Generale, Morgan Stanley и др. По их мнению, вниз мировую экономику тянут именно развитые страны.

Восстановление экономики этих стран и раньше было очень вялым. Традиционным решением проблем могли бы стать программы стимулирования экономики. Но страх долгового кризиса (обострившийся на фоне проблем Греции, Португалии и Ирландии и того, что в начале августа США едва избежали технического дефолта) заставляет США и европейские страны не распускать, а напротив, затягивать фискальные ремни. То есть выбирая между рецессией и дефолтом, большинство стран предпочли рецессию — в надежде, что центробанки справятся с ней собственными силами. Проблема в том, что после финансового кризиса 2008-2009 годов инструментов влияния у центробанков все меньше, а их эффект не настолько масштабный, как раньше. «Снижение темпов роста усугубляется ужесточением финансовой политики. А монетарных мер по стимулированию экономики будет недостаточно», — объясняют предстоящее экономическое похолодание в развитых экономиках эксперты Citigroup.

Украинский вопрос:

Гривня под ударом

Для нашей страны развитые экономики предстают в двух обличьях — рынка для отечественного экспорта и источника капитала. В обоих случаях ухудшение их здоровья чревато для Украины, вплоть до повторения событий конца 2008 года, хотя и в меньших масштабах.

Во-первых, в случае рецессии (или даже стагнации) в развитых экономиках это сразу сократит объем украинского экспорта в эти страны. Наиболее сильный удар нанесет сокращение экономик Италии и Германии — основных торговых партнеров Украины в ЕС. Между тем отечественный экспорт и так с июля гаснет на глазах. Если в январе экспорт был на 55,2% выше, чем в январе 2010-го, то в июле 2011-го прирост экспорта составил всего 26,4% к июлю 2010 года. Причина — в зерновом демпинге со стороны России и пошлинах на экспорт зерна, введенных правительством Украины с 1 июля. Из-за этих двух «совпадений» экспорт украинского продовольствия в июле 2011-го уже упал на 1,6% ниже июля 2010 года. И эта причина будет в силе еще, как минимум, до конца года. Против отмены пошлин категорически выступает Минфин. Он убеждает, что доходы от пошлин составляют часть договоренностей с МВФ по вопросу наполнения бюджета. Стагнация на ключевых развитых рынках лишь усилит отрицательную динамику.

Кроме того, с наступлением экономического похолодания за рубежом Украине грозит отток иностранного капитала. Первые сигналы уже появились: в июне-июле иностранных инвестиций в Украину пришло почти столько же, сколько за один июнь 2010 года ($748 млн. против $682 млн.). И даже если часть средств, которые инвесторы выведут из бедствующих развитых стран, будет перенаправлена в развивающийся регион, Украине еще придется существенно побороться за них — ведь нынешний инвестиционный климат в нашей стране к подобной борьбе не располагает.

По той же причине Киеву будет сложнее латать финансовые дыры с помощью приватизации таких крупных предприятий, как «Укртелеком». Не спасут и госзаймы. Из-за мини-кризиса на финансовых рынках после понижения кредитного рейтинга США, а также долгового кризиса в Европе кредитные ресурсы уже сильно подорожали. За месяц шестимесячная ставка LIBOR выросла с 0,44 до 0,48. Как отмечает Олег Устенко, исполнительный директор Международного фонда Блейзера, «уже сегодня мировые рынки заимствований оказались практически закрытыми не только для частного капитала, но и для отдельных государств».

Все это не замедлит отразиться на платежном балансе — со всеми ожидаемыми вытекающими в виде угрозы девальвации гривни. По различным прогнозам, дефицит текущего счета платежного баланса, который сейчас составляет $3,3 млрд., по итогам года может достигнуть $5-7 млрд., причем $7 млрд. (по оценкам ИК «Ренессанс Капитал Украина») — именно в случае ухудшения внешней конъюнктуры. Аналитик BG Capital Виталий Ваврищук ожидает, что логичным продолжением процессов может стать обесценивание гривни на 10-15%.

Риск 2.

Третий этап количественного смягчения в США

В пятницу, 26 августа, полмира замерло перед компьютерными мониторами в ожидании выступления главы ФРС США Бена Бернанке на конференции в американском городе Джексон-Хоул. Во время этого выступления руководитель американского Центробанка должен был дать сигнал 

— быть или не быть третьему этапу количественного смягчения (QE3).

Ведь стоит Бернанке залить рынок ликвидностью, организовав масштабный выкуп гособлигаций или включив печатный станок (именно в этом заключается «нетрадиционная» монетарная политика, позволяющая сбить процентные ставки на рынке, когда дисконтная ставка уже и так предельно низкая), и в инвесторов вновь вселилась бы уверенность. В результате фондовые индексы взлетели бы вверх вместе с капитализацией публичных компаний, заемные ресурсы подешевели бы и поплыли в бюджеты производителей, готовых наращивать выпуск продукции.

Как оказалось, QE3 не будет, точнее

— в ближайшее время. В конце сентября состоится очередное заседание Комитета по операциям на открытом рынке, на котором это решение может быть пересмотрено. Вероятность того, что Вашингтон захочет в третий раз подтолкнуть экономику к росту, еще долго будет актуальна. Как отметил Майкл Фероли, старший экономист JPMorgan Chase по США, сам характер обсуждений среди монетарных регуляторов США возможных вариантов стимулирования экономики оставляет ощущение, что вопрос не в том, будет ли проведено стимулирование, а в том, в какой форме это будет сделано.

Риск 3.

Падение цен на сталь

Тяжелая экономическая ситуация в мире ударила не только по финансовым рынкам — вскоре рикошетом она заденет и товарные рынки. Прежде всего — рынки металла. Последние обычно реагируют на ситуацию на финансовых рынках с лагом в шесть-семь месяцев. С учетом того, что финрынки были на пике в марте, по словам главного экономиста Dragon Capital Елены Белан, коррекцию цен на металлы, в том числе на сталь, стоит ждать в сентябре-октябре.

Способствовать удешевлению металлов будет и недавний мини-кризис на фондовых рынках в начале августа, ведь после него заметно подскочила стоимость длинных денег на рынке заемного капитала.

Приток инвестиций

Если бы США приняли очередную программу стимулирования экономики — для Киева это были бы хорошие вести. Исходя из опыта предыдущих QE, они гарантируют позитивный толчок международным фондовым рынкам как минимум на следующие три-пять месяцев.

Для этого есть сразу две причины. Во-первых, в случае принятия QE сказывается психологический эффект — инвесторы, оценив решительную политику ФРС, повышают лимиты на инвестиции в акции. Во-вторых, количественное смягчение «сбивает» доходность долговых ценных бумаг США, благодаря чему часть инвестиционных ресурсов перекочевывает в развивающиеся страны. За ними же традиционно вверх следует и украинский фондовый рынок.

Правда, такой эффект можно будет наблюдать лишь в краткосрочной перспективе — как показал опыт предыдущих программ, американская экономика пожинает плоды стимулирования лишь в течение полугода.

доходность к погашению евробондов «Метинвест-18» выросла с 7,3 до 9,5%, бондов «Феррэкспо» — с 7,25 до 10%. В свою очередь отсутствие возможности привлекать дешевый капитал заставит компании из металлопотребляющих отраслей (от машиностроения до строительства) сократить производство. А значит, и спрос на сталь. Вместе со снижением спроса вниз поползут и цены. В результате, по мнению Елены Белан, цены на сталь и продукцию из стали упадут на 20-25% с пиковых значений этого года. По оценке Евгения Дубогрыза, аналитика BG Capital, коррекция будет несущественной — в среднем на 10-12%. В частности заготовка, которая сейчас котируется у трейдеров по $670-680 за тонну, к концу сентября — началу октября подешевеет до $580-590, арматура (сейчас $720-760 за тонну) обвалится до $620-635, а горячекатаный стальной рулон — с $685-700 до $615-625 за тонну.

Украинский вопрос:

Проседание экспорта

Для отечественной экономики, в которой металлургия обеспечивает треть всего экспорта, снижение цен — едва ли не вопрос выживания. Впрочем, то, насколько больно спад цен на металлы ударит по платежному балансу Украины и, соответственно, по национальной валюте, будет зависеть от продолжительности этого падения. Елена Белан считает, что спад будет коротким. Если она права, то резервов НБУ вполне хватит на то, чтобы удержать курс гривни на стабильном уровне. Но аналитик ИК Phoenix Capital Роман Тополюк опасается, что спад может продлиться больше двух-трех месяцев. В таком случае, говорит он, в текущем счете образуется пробел, который в нынешних условиях будет тяжело компенсировать за счет притока капитала из-за рубежа. А это создаст дополнительные предпосылки для девальвации гривни — вдобавок к тем, о которых уже говорилось выше.

Правда, заглядывая в более отдаленное будущее, можно сказать, что Украина даже сможет извлечь из этого пользу. Ведь спрос и цены на металлы обычно восстанавливаются в течение нескольких лет. В то же время в большинстве случаев курс нацвалюты после резкой девальвации не возвращается к прежнему уровню, если государство не делает целенаправленных шагов в этом направлении. А значит, нынешнее обесценивание гривни в будущем сможет, наоборот, повысить конкурентоспособность украинских производителей и экспортеров металла.