Директор инвестиционной компании Dragon Capital Дмитрий Тарабакин: Лично я не сталкивался с коррупцией в Комиссии

19.05.2006



19 мая 2006 г.

Глава инвесткомпании Dragon Capital Дмитрий Тарабакин признался, что готовит еще две сделки по продаже украинских банков. По его данным, «УкрСиббанк» был продан за $360 млн.

– По информации «ДЕЛА», ваша компания организовывает продажу как минимум четырех банков.

– Две сделки уже состоялись (по Укринбанку и Родовид-Банку. — «ДЕЛО») и, возможно, будет еще столько же. Пока что не было цели продавать финучреждения полностью. Это было размещение 20% акций среди портфельных инвесторов.

– Вы помогаете банкам делать публичное размещение акций (IPO) или подыскиваете и стратегических инвесторов?

– Пока что речь шла только о поиске портфельщиков.

– Есть информация, что банк «Хрещатик» намерен делать IPO в Лондоне. Вы будете его консультировать?

– Да, у нас есть договоренность с «Хрещатиком», но пока формат его намерений мне полностью не известен.

– Как вы конкурируете с «Конкорд Капитал»? Берете меньшую комиссию?

– Нет, за счет качества услуг, объема привлекаемых финансовых ресурсов. Что еще нужно? При этом комиссия за обслуживание не играет существенной роли. Наши клиенты понимают, что за качественные услуги приходится платить соответственно, поэтому цена не является главным критерием при выборе финансового советника.

– Сколько вы зарабатываете на крупных сделках, таких, как продажа акций Родовид-Банка?

– Как правило, комиссия структурируется так: устанавливаются какое-то базовое вознаграждение и премия за успех, которая зависит от цены размещения и привлекаемых сумм.

– Какой размер такой премии?

– О цифрах я говорить не готов.

– Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку (ГКЦБФР) вам мешает или помогает?

– Сейчас в ГКЦБФР протекают здоровые процессы. Наконец-то установлен нормальный диалог между комиссией и участниками рынка. Он, в конце концов, должен привести к улучшению регулятивного поля, например, упрощению регистрации дополнительных эмиссий, сложности с которыми уже всех достали. Есть также другие вещи, которые мы прорабатываем совместно.

– Говорят, что диалог очень простой: если не можешь зарегистрировать допэмиссию, платишь $3 тыс. — и дело в шляпе.

– Лично я с этим не сталкивался, но слышал что-то подобное от коллег. Думаю, что если в ГКЦБФР произойдут структурные и инфраструктурные изменения, то вещи, о которых вы упомянули, отпадут сами собой.

– Эксперты утверждают, что этот год — самый выгодный с точки зрения продажи отечественных банков, а в 2007-м спрос на них упадет.

– Я бы не был так категоричен. Есть такое понятие, как насыщенность рынка: первые билеты всегда дороже, чем последние. Пока иностранцы готовы платить за места в ведущих рядах. В дальнейшем все будет зависеть от того, насколько быстро будет увеличиваться зал. Сегодня активы банковской системы Украины составляют 50% от ВВП. В Польше этот показатель — 80%, в Чехии — 110%. Так что нам есть куда расти.

– Чем вы объясняете рост активности банков на рынках внешних заимствований?

– Сейчас банки более открыты. В 2004 году состоялась не только революция на Майдане, но и в человеческих головах. Банкиры поняли, что фондовый рынок далеко не враг, на котором какие-то «рейдеры» скупают акции. Кроме того, даже самые богатые собственники уже исчерпали финансовые ресурсы и для того, чтобы сохранять свою долю пирога, вынуждены привлекать дополнительные средства.

– В материалах Dragon Capital называется цена недавно проданного УкрСиббанка — $360 млн.

– Да.

– Насколько она соответствует действительности?

– Это наши оценки.

– А на чем они основаны?

– У нас свои источники.