Новая аномалия. Что происходит с курсом гривни

31.07.2019
| НВ
"Учитывая установленный потолок по привлечению долга на 2019 год, а также потребности в рефинансировании, правительство может до конца года максимально привлечь по гривневым ОВГЗ до 3 млрд долларов",- Сергей Фурса.

Курс гривня/доллар пробил 25, как на межбанковском рынке, так и у валютных менял, вызвав легкую панику у привыкших паниковать по другому поводу украинцев

Кто-то вспомнил молодость и курс по 8, кто-то опытный — курс по 4,6, а некоторые и 1 сентября 1996 года. Правда, есть и те, кто легко вспомнит, как совсем недавно покупал доллар по 27 или 28, а некоторые даже пытаются стереть из памяти тот момент, когда делали это по 37.

Ситуация действительно уже стала слегка аномальной. Если предыдущие движения гривни были недалеки от традиционных сезонных трендов, то сейчас национальная валюта отошла от привычной тропинки. Причина все та же — экспансия иностранцев на внутренний рынок облигаций. На этой неделе, во вторник, состоялся очередной аукцион, на котором Минфин привлек порядка 17 млрд грн. Львиная доля средств пришлась на длинные облигации. Пятилетние ОВГЗ были проданы на сумму более 10 млрд грн., двухлетние — 5,3 млрд грн. Именно на такие облигации приходится спрос со стороны иностранцев. В итоге, иностранцы купили бумаги более чем на 500 млн долларов, которые логично вызвали дисбаланс на валютном рынке. Общий портфель нерезидентов уже достиг порядка 3,5 млрд долларов.

Когда мы выяснили, кто виноват, пришло время подумать, «что делать?». И это не прозаический вопрос, ведь такое укрепление гривни уже негативно для украинской экономики, а главное — не отражает ее температуру. Укрепление не является результатом структурных изменений в экономике, когда мы стали больше экспортировать и меньше импортировать, или когда существенно изменился инвестиционный климат, что привлекло множество прямых инвестиций. Это результат ситуативного захода портфельных инвесторов, который так или иначе имеет локальную природу и не является устойчивым трендом. Рано или поздно это закончится, гривне придется возвращаться к привычному состоянию и тогда мы снова можем увидеть стрессовые движения гривны.

Сколько еще это может продолжаться? С одной стороны, в мире очень много денег. И эти деньги ищут доходность. Пару лет назад подобная ситуация была в Египте и в страну зашло 18 млрд долларов. С другой стороны, вопрос в том, сколько таких денег может принять Украина. В рамках сотрудничества с МВФ мы логично ограничиваем дефицит бюджета и уменьшаем государственный долг, а значит цифры «а-ля Египет» нам просто не нужны. Не влезет столько денег. Можем лопнуть. И да, нельзя говорить о том, что давайте брать деньги этих инвесторов вместо МВФ. По одной простой причине: не будет МВФ — не будет и этих инвесторов. В Египет они заходили тоже под наличие программы МВФ. Просто наличие МВФ дает уверенность портфельным инвесторам в том, что страна проводит адекватную экономическую политику, а значит риски ограничены.

Сколько еще таких горячих денег может принять Украина? Учитывая установленный потолок по привлечению долга на 2019 год, а также потребности в рефинансировании, правительство может до конца года максимально привлечь по гривневым ОВГЗ до 3 млрд долларов. Вряд ли, конечно, все эти бумаги купят нерезиденты, но именно эта цифра является потолком. То есть, учитывая и локальные банки, вполне реально проглотить 1−2 млрд долларов внешних денег до конца года. А такая сумма может подвинуть курс еще сильнее. По крайней мере на текущей неделе мы увидели, что 500 млн долларов от иностранцев заставили прошагать курс гривни на 50 копеек.

Что можно делать? Нацбанк проводит политику гибкого курса и только сглаживает колебания. Сейчас регулятор выкупает излишек долларов, увеличивая резервы рекордными темпами, иногда скупая с рынка по несколько сотен миллионов долларов в день. Но не мешает движению курса. Это стратегия, НБУ ей неукоснительно следует, и это вызывает уважение.

С другой стороны, стратегия призвана не мешать экономически обоснованному изменению курса, то есть не искажать температуру экономики. Но, как мы видим, такой заход иностранцев сам по себе уже является искажением этой самой температуры. И дабы не искажать ее еще сильнее, Нацбанку можно было бы встать на определенном уровне как стена и выкупать по нему все лишние доллары. Кстати, так поступил Центральный банк в Египте во время недавней экспансии иностранцев.

Что может делать Минфин? Более агрессивно снижать ставки на аукционе, понижая стоимость заимствований для государства. Тем более, НБУ не исключал, что в случае активности иностранцев можно более агрессивно снижать свою учетную ставку. Теперь, когда проблема заимствований в 2019 году уже не очень актуальна, у правительства развязаны руки. Хотя, конечно, Минфин может помнить, что в 2020 году нас ждет еще один пик погашений внешних долгов.

Конечно, у укрепления гривни есть свои преимущества. Политикам приятно, людям дешевле импорт и путевки в Турцию. Но это в краткосрочной перспективе. А в долгосрочной может быть еще один шок, когда иностранцы закончат покупать. Да и за время излишне сильной гривни в страну зайдет еще больше импорта, экспортёры получат удар под дых, и после того, как горячая пора пройдет, удар почувствуют все. А что плохо для экономики, всегда плохо заканчивается и для обычных людей.