Подписание Украиной соглашения с МВФ о новой программе на $8 млрд оказалось под вопросом. Тысячи правок, внесенные в антиколомойский закон о банках, могут сорвать выполнение Украиной МВФ.

Вчера, 6 апреля, к так называемому антиколомойскому законопроекту о банках 2571-Д, согласованному с Международным валютным фондом ( МВФ) и принятому Верховной Радой Украины ( ВРУ) в первом чтени и, нардепы подали более 16 тысяч поправок. Об этом сообщил депутат от Голоса, первый замглавы комитета ВРУ по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Ярослав Железняк.

« Итак, после 22:00 потенциал по поправкам исчез и больше их не поступало. Поэтому… финальная цифра и абсолютный рекорд украинского парламента получает закон о банках — 16 000+ поправок к нему!» — сообщил он.

Кто вносил правки против закона и сотрудничества с МВФ

Всего 28 нардепов подали к законопроекту 16 381 поправку. Это рекордное количество. Ранее рекордным было количество поправок, поданных к проекту Конституции — 5700.

Наибольшее количество правок подал Антон Поляков ( внефракционный, был исключен из Слуги народа) — 6033 поправки, Виктор Бондарь ( сопредседатель группы За будущее) — 1911, Дмитрий Чорный ( Слуга народа) — 1781, Ольга Василевская-Смаглюк ( Слуга народа, ранее работала на 1+1) — 1689, Олег Дунда ( Слуга народа) — 1656, Сергей Демченко ( Слуга народа) — 1463, Александр Дубинский ( Слуга народа, ранее работал на 1+1) — 1199.

По данным НВ Бизнес, большая часть правок подана нардепами, связанными с олигархом Игорем Коломойским. Он как бывший собственник ПриватБанка, который пытается вернуть через суды и получить компенсацию за национализированный банк, больше всего заинтересован, чтобы этот закон не был принят. Что автоматически означает срыв переговоров с МВФ. Ранее эти депутаты подали свои версии проекта 2571, выгодные для Коломойского.

«Кроме рекордсмена Полякова с 6 тыс. поправок, „спасают“ от МВФ страну нардепы мажоритарщики СН из Киевской и Днипропретровськои области. Киевская область — здесь знакомые фамилии Дубинский, Ольга Василевская-Смаглюк и Олег Дунда. Из Днепропетровской области на спасение пришла условная группа Святослава Олийныка, председателя Днепропетровского облсовета, соратника Коломойского — это нардепы Дмитрий Черный и Сергей Демченко», — написала в Facebook политический обозреватель журнала НВ Кристина Бердинских.

Почему Украина спешит получить деньги МВФ

Так называемый анти-Коломойский закон, как и рынок земли , является основным prior action МВФ, который должна выполнить Украина, чтобы для нее была открыта новая трехлетняя программа на $5,5 млрд.

Также МВФ ожидает внесения изменений в госбюджет.

Власти сильно спешат получить деньги МВФ, так как проблемы, связанные с распространением коронавируса и развитием мирового финансового кризиса, обостряются.

Затраты на покрытие дефицита Госбюджета-2020, который может вырасти с 2% до 10%, значительно вырастут из-за введения карантина. Также есть необходимость дополнительно финансировать меры по борьбе с коронавирусом. Все это сложно, с учетом отсутствием возможности для Украины занимать средства через выпуск гособлигаций из-за начала рецессии.

Ранее заместитель главы Офиса президента Юлия Ковалив заявила, что из-за распространения коронавируса потребность системы здравоохранения Украины в дополнительном финансировании из госбюджета может вырасти на 100 млрд грн, что приведет к увеличению дефицита госбюджета, который нужно будет покрывать за счет кредитов. «Нам важно занимать эти деньги максимально дешево. Где мы можем максимально дешево занять эти деньги? Это МВФ, Всемирный банк, это Еврокомиссия ( последние два источника откроются только после подписания программы с МВФ — Ред.). Это там, где ставка по нашему долгу будет составлять 0,5−1,0−1,2%. Это простые, дешевые деньги, которые нам доступны. И сейчас правительство над этим работает», — сказала она.

Получение дополнительных средств, сверх упомянутых $5,5 млрд от МВФ возможно в рамках новой программы Фонда для стран с развивающимися экономиками и пострадавшими от эпидемии коронавируса в $50 млрд.

Разработка этого проекта закона 2571, который был внесер Кабмином, под номером 3260, проходила под руководством министра юстиции Украины Дениса Малюськи, которые также вел переговоры с МВФ по этому вопросу.

Контекст: главное из антиколомойского закона

В законе указывается, что суды не могут принимать решения, которые приведут к остановке начатой процедуры вывода неплатежеспособного банка с рынка или его ликвидации.

Бывшие и нынешние собственники банков, права которых были нарушены из-за незаконного акта НБУ, Фонда гарантирования, Минфина, Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку или решения Кабмина, могут получить возмещение ущерба только в денежной форме.

Если суд признает незаконным решение НБУ об отнесении какого-либо банка к категории неплатежеспособных, это « не восстанавливает того положения банка, которое существовало до принятия такого акта/решения, включая восстановление правового статуса этого банка, и не восстанавливает положение/права лиц, которые были участниками банка на момент принятия такого акта/решения».

Возмещение вреда, причиненного участнику банка вследствие противоправного отнесения банка к категории неплатежеспособных, отзыва у банка банковской лицензии и ликвидации банка « не освобождает такого участника ( участников) от гражданской, административной или уголовной ответственности за свои действия».

Возмещение упущенной выгоды осуществляется в размере прибыли, которую участник банка мог бы реально получить, а принятое решение НБУстало единственной и достаточной причиной, которая лишила этого участника возможности получить такую прибыль. Упущенная выгода возмещается лишь в случае, если такая выгода не была учтена при оценке реальных убытков ( стоимости акций).

Реальные убытки определяются в размере стоимости акций банка на день вынесения решения НБУ об отнесении банка к категории неплатежеспособных. Стоимость акций определяется в размере суммы, которую покупатель, обладающий всей необходимой информацией и данными, оплатил бы на день урегулирования за акции банка с учетом будущих перспектив банка, учитывая реальное финансовое состояние банка ( в том числе его регулятивный капитал, ликвидность и качество активов), бизнес-модель банка и его структуру, а также рыночные условия ( в том числе доступность ликвидности и стоимость финансирования) и макроэкономическую ситуацию.

Стоимость акций определяется в отчете, составленном международно признанной аудиторской фирмой. Ее назначает суд, рассматривающий дело о взыскании причиненного ущерба. Стоимость акций определяется, «основываясь на благоразумной и реалистической оценке в соответствии с международными стандартами оценки, с учетом особенностей функционирования банков».

В случае, если финансовая позиция банка на день урегулирования, определенная аудиторской фирмой, свидетельствует, что размер обязательств банка превышал размер активов банка, считается что банк не мог действовать непрерывно ( не имел перспектив продолжить деятельность) и акции банка не представляли стоимости для любого покупателя.

Если по результатам аудита/оценки установлено, что размер активов банка превышал размер обязательств банка, такое превышение не является достаточным доказательством того, что акции банка имели стоимость для любого покупателя.

«Любой платеж, полученный участником ( участниками) банка в процессе ликвидации банка или в результате выполнения плана урегулирования уменьшает на соответствующую сумму размер причиненного реального ущерба. Возмещение вреда осуществляется в денежной форме. Возмещение вреда другим способом, в частности, возмещение в натуре ( передача вещи того же рода и того же качества и так далее) не допускается», — говорится в документе.

Есть ли риски, что принятие антиколомойского закона затянется на неопределенный срок

Как рассказал НВ Бизнес Ярослав Железняк, после сбора правок в 2571-Д на этой неделе будет заседание профильного комитета ВР. «Мы, согласно постановлению Верховной рады будет проводить комитет. Как только сведут эти правки, это среда или четверг, то сразу будет комитет в онлайне», — сообщил он.

По словам Железняка, если каждую правку будут рассматривать, то это может занять до полугода. «К примеру, 15 тысяч умножте на 2 минуты получается 30 тысяч минут, если посчитать, то, это нам надом будет около 30 пленарных недель. Это больше чем полгода, если так считать, то это никогда», — сказал нардеп.

Нардеп, напомнил, что фракция Голос был готова голосовать за сразу за антиколомойский закон о банкаих и «предупреждала о таких рисках».

Но, Железняк отметио, что есть ряд регламентных процедур ( 119 статья Регламента дает возможность группировать правки), по которым рассмотрение закона можно сократить. «В данном случае это вопрос к коалиции, каким образом они захотят рассматривать этот проект. Можно сократить до 20−30 голосований, в полчаса уложимся», — сказал он.

В то же время, нардеп предупредил, что запретить подавать правки нельзя, так как это конституционное право депутатов. «Я не против борьбы со спамом, но мы не должны создать ситуацию, что потом ни один народный депутат не сможет подать правку», — сказал он.

При этом Железняк уверен, что антиколомойский закон будет принят уже в ближайшие дни. «Мой прогноз — на этой неделе, максимум на следующей эта вся история закончится», — ожидает он.

Напоним, как сообщало президент Украины Владимир Зеленский, что после выполнения условий Фонда Украина в течение 15 дней получит первый быстрый транш на $1,75−2 млрд сразу в бюджет страны.

Сколько и почему Украине так важно получить помощь от МВФ

Аналитики ведущих инвесткомпаний Украины утверждают, что замедление выполнения Украиной требований МВФ лишь приближает страну к грани дефолта, а в случае заключения соглашения о новой программе Украина может получить до $13 млрд финансовой поддержки.

Так, как рассказала НВ Бизнес главный экономист Dragon Capital Елена Белан ( Олена Білан), еще месяц назад новая программ с МВФ нужна была только как сигнал мировому сообществу о продолжении реформ, в сейчас это уже спасательный жилет для экономики Украины. «Часть средств МВФ будет направлено в бюджет. Кроме того, программа с Фондом позволит получить бюджетное финансирование от других международных организаций. Это позволит профинансировать дополнительные госрасходы, в том числе на поддержку экономики и увеличение зарплат медикам. Сейчас идет речь о программе МВФ на сумму около $10 млрд и еще до $3 млрд от других кредиторов. При развитии кризиса по базовому сценарию, этих сумм будет достаточно», — сказала она.

По оценкам руководителя аналитического департамента Concorde Capital Александра Паращия, если откроется программа МВФ, то за ней последуют транши от ЕС и Мирового банка — в общей сложности порядка $4 млрд, плюс откроются возможности для привлечения дополнительного финансирования от других западных стран.

« Сейчас для Украины важно получить как можно больше финансирования для растущего дефицита бюджета», — сказал он.

По словам главы аналитического подразделения инвестгруппы ICU Александра Мартыненко, помимо средств, новая программа МВФ дает сигнал внешним инвесторам, что Украина и ее экономика движутся в правильном направлении. «И даже в случае, если кризис пандемии будет еще какое-то время удерживать зарубежных инвесторов от возвращения в Украину, мощный положительный сигнал получит украинский бизнес. Не стоит также забывать, что западный бизнес имеет ощутимое присутствие в Украине посредством местных дочерних компаний. Заключение соглашения с МВФ, в частности, даст больше уверенности игрокам валютного рынка и таким образом поддержит обменный курс гривни», — объяснил он.

Мартыненко уточнил, что заключение соглашения с МВФ уже в течение пары недель обеспечит также украинское правительство средствами в эквиваленте около $2 млрд в виде финансовой помощи от ЕС, ЕБРР и кредитных гарантий Всемирного банка. «Это даст правительству возможность закрыть вопрос с выплатами по внешним обязательствам в этом году, — считает он. — $4,5 млрд в результате соглашения может быть выделено на борьбу с последствиями коронавируса, включая адресную помощь секторам экономики, наиболее пострадавшим от введенных карантинных ограничений. Вполне вероятно, что этого может оказаться недостаточно, чтобы возместить экономике весь ущерб. В то же время — это почти 3% от ВВП 2019 года, что сопоставимо с размерами фискального стимулирования, заявленного на текущий момент ведущими странами ЕС, — 2−4%».